Заповедные люди «Красноярских Столбов»

В этом разделе мы рассказываем о сотрудниках «Красноярских Столбов». Как они жили и работали в разные периоды истории заповедника «Столбы» (ныне национального парка «Красноярские Столбы»)

27 июля 2021
Иван Геннадьевич Кириллов, замдиректора по охране территории

Главный инспектор «Красноярских Столбов»

Он один из «старожилов» отдела охраны национального парка «Красноярские Столбы», возглавляет работу отдела госинспекции. Почему связал свою жизнь с охраной природы, есть ли у него любимые места на «Столбах» – об этом наш разговор с заместителем директора по охране заповедной территории Иваном Кирилловым.

– Иван Геннадьевич, ваш общий стаж работы в природоохранной отрасли 14 лет, 8 из них – на «Красноярских Столбов». Начинали с должности госинспектора, 6 лет возглавляете отдел охраны и уже в прошлом году были награждены нагрудным знаком «Отличник охраны природы» РФ. Что вам нравится больше: по лесу ходить или руководить?

– Мне не так часто приходится руководить из кабинета: административную работу постоянно совмещаю с полевыми командировками, хожу на зимние маршрутные учеты, контролирую работу отдела охраны непосредственно на местности. С особым удовольствием бываю в долине реки Базаихи, где, на мой взгляд, находятся самые красивые места «Столбов». Там глухие и темные таёжные уголки природы, нет сотовой связи, а человек в лице сотрудника нацпарка появляется всего несколько раз в году.

– Вы всегда мечтали о работе на природе или случайно попали в природоохранную сферу?

– Моё детство и юность прошли в Северо-Енисейске и всегда были тесно связаны с тайгой. Охота, рыбалка, весной черемша, летом ягоды, осенью грибы. Первая встреча с медведем произошла тогда же, поэтому никакого страха или пиетета перед грозным хищником я не испытываю. Лишь с осознанием ответственности любопытство уступает место осторожности и планированию действий в опасной ситуации. Ещё в школе я делал упор на естественные разделы науки – мне легко давались биология, химия. Окончил Красноярский государственный университет, факультет биологии, специализировался на микробиологии. Практику проходил на очистных сооружениях г.Красноярска, после окончания вуза работал в Дирекции по особо охраняемым природным территориям Красноярского края, в том числе в составе оперативной группы. Ездил в командировки в Сисимский, Больше-Кемчугский заказники. Тогда же познакомился с научным направлением работы – проводил учет численности бобров на сибирских реках.

– А как связали свою жизнь с «Красноярскими Столбами»?

– До того, как устроился сюда на работу, был на территории «Столбов» всего один раз – с друзьями на первом курсе, в 2002 году. Всеми любимые скалы, такие многолюдные в любую погоду и в любое время года, меня, если честно, тогда не впечатлили. Устроившись на работу в заповедник, я охранял самые отдалённые участки, видел, пожалуй, всех крупных млекопитающих, обитающих на территории: медведя, волка, марала, сохатого, кабаргу, косулю, бобра, выдру, соболя, норку, зайца и других.

Но человек куда опаснее зверя, ведь поведение хищника можно предугадать, человек же непредсказуем. За эти годы были сотни задержаний нарушителей заповедного режима, в том числе пять вооружённых. Чтобы быть всегда готовым к встрече с нарушителем, государственному инспектору, считаю, необходимо постоянно проходить учебные тренировки. В 2019 году я сам прошёл практический курс для инспекторов особо охраняемых природных территорий на базе концерна «Калашников» на территории военно-патриотического парка «Патриот», а сейчас регулярно организую обучение там действующего состава государственных инспекторов национального парка.

– Чем ещё вам приходится заниматься в качестве замдиректора по охране территории и о какой работе мечтаете в будущем?

– Совместно со старшими государственными инспекторами по охране окружающей среды, организую проведение охранно-режимных мероприятий на территории нацпарка и в охранной зоне в части пресечения нарушений. Консультирую сотрудников по правовым вопросам, связанным с действующим природоохранным законодательством, лесохозяйственным регламентом, проведением сотрудниками первичных научных наблюдений.

Особое внимание в своей работе уделяю подготовке к пожароопасному сезону, начиная с оформления необходимой документации, проведения тренировочных мероприятий по тушению условных лесных пожаров до личного руководства непосредственно локализацией лесных возгораний. Чёткая и слаженная работа позволяет в последние годы значительно снизить площадь возникших пожаров, а также предупредить возможность новых лесных возгораний.

За эти годы я научился управлять, помимо автомобиля, снегоходом, квадроциклом, моторной лодкой, поэтому могу в любое время мобильно проинспектировать работу сотрудников отдела охраны. Такая активная и ответственная деятельность мне по душе, я осознаю важность того, чем занимаюсь и, конечно, в будущем вижу себя только в системе особо охраняемых природных территорий России.

Беседовала Надежда Гончарова, научный сотрудник НП «Красноярские Столбы».

Геннадий Васильевич Квиткевич, госинспектор

ЧЕЛОВЕК ТАЙГИ

Американский натуралист, учёный, специалист по муравьям Э.О. Уилсон утверждает, что есть люди не только с врождённым музыкальным слухом или отличными способностями к математике, но и с биологическими способностями. Эти способности называют биофилией, что означает «врождённый интерес человека к другим формам жизни, проявляющийся в повышенном экологическом чутье и невероятном чувстве мест обитания других организмов». А психолог Ховард Гардинер выделяет «биологическую» форму разума. Этот вид разума сильно развит не только у известных личностей, например, Чарльза Дарвина и Николая Дроздова, но и у садовников, фермеров, агрономов, рыбаков, коневодов, дрессировщиков, бердвотчеров и, разумеется, лесников и натуралистов. И это, действительно, так.

Сложно представить человека, в здравом уме и твёрдой памяти добровольно соглашающегося терпеть мороз и жару, дождь и засуху, надоедливых насекомых, энцефалитных и не очень клещей, стёртые ноги и неподъёмные рюкзаки. Одним из таких людей был Геннадий Васильевич Квиткевич, сотрудник «Красноярских Столбов», проработавший в заповеднике почти полвека, что является абсолютным рекордом для служащих «Столбов» за почти вековую историю.

Увлечение «Столбами»

Как и у многих натуралистов, талант видеть зверя в природе и в объективе фотоловушек пришёл к Геннадию Васильевичу через увлечения охотой. Но началось всё ещё раньше.

Родители Геннадия Васильевича были репрессированы и сосланы в Сибирь в 30-е годы XX века. Родился он в 1948 году в небольшой деревне Ново-Никольское Манского района, но детство провёл в Красноярске. Отлично учился в школе, по окончании 10 классов получил серебряную медаль. С юности любил проводить время на природе, ночевал в палатке в любое время года. Несмотря на широкий спектр увлечений спортивным туризмом – обследование пещер на Красноярском море, сплавы по таёжным речкам, – больше всего Геннадия манили «Столбы». В 70-е годы прошлого века он познакомился с компанией столбистов, дружбу с которыми пронёс через всю жизнь. Виртуозно совершал восхождения на скалы, например, легко забирался на Перья, а ведь на них не существует простых ходов. После службы в армии несколько лет проработал на предприятии «Красфарма», но гонка за сверхпоказателями, стахановские движения и прочие коммунистические идеалы ему были чужды. Решение пойти работать в заповедник он принял уже в сознательном возрасте, в 26 лет. Это давало ему возможность практически постоянно находиться в тайге, свободно передвигаться по заповедной территории, получить служебное жильё. В таком режиме он и проработал 45 лет.

Бескомпромиссный госинспектор

В штат заповедника «Столбы» Геннадий Васильевич был принят в мае 1975 года. Сначала рабочим в «Живом уголке», затем – лесником. Работу совмещал с учёбой в Дивногорском лесохозяйственном техникуме. В деле охраны природы он был честным, бескомпромиссным, прямолинейным, принципиальным и бесстрашным. Мог в одиночку остановить 20 нарушителей на квадроциклах, пытающихся проехать на территорию заповедника. Встретившись на тропе с медведем, мог спокойно и аккуратно отойти в сторону, не забывая при этом проводить фото- и видеосъёмку. Тайга была его родным домом – практически 40 лет он прожил на кордоне заповедника. Был отличным хозяйственником, трудолюбивым и обязательным. И всегда настойчиво доводил любое дело до конца.

В начале 90-х лесники стали именоваться государственными инспекторами. Геннадий Васильевич преданно продолжал служить на благо родного заповедника. На его счету более семидесяти задержаний вооруженных браконьеров! В 1992 году он был переведён на должность старшего государственного инспектора, в 2000-х долгое время работал в оперативной группе заповедника, в том числе в качестве руководителя.

Неоднократно награждался благодарственными письмами и почетными грамотами за добросовестное выполнение служебных обязанностей, оперативность, предупреждение крупных нарушений заповедного режима, правильные действия при задержании нарушителей. За активную работу в деле охраны территории заповедника был награждён Почетной грамотой Минприроды России, нагрудным знаком «За заслуги в заповедном деле».

Правда, слово «инспектор» ему не нравилось. «Мы работаем с лесом, и название должно быть русское, понятное», – говорил Геннадий Васильевич. Несмотря на громкие, часто резонансные, задержания нарушителей, сам он обычно ходил безоружный. Когда спрашивали, не боится ли он хищников, только удивлялся: «Зачем я им, старый и худой?»

Творческий научный сотрудник

С мая 2017 года Геннадий Квиткевич по состоянию здоровья перешёл из отдела охраны в научный отдел. Для него началась новая интересная жизнь: он стал курировать новое направление в научно-исследовательской деятельности – изучение фауны заповедника с помощью фоторегистраторов. Проработав почти полвека в тайге, он прекрасно изучил повадки животных, поэтому знал, где они чаще всего появляются и на какое дерево лучше прикрепить камеру с датчиком движения.

В Геннадии Васильевиче проснулся талант исследователя. Ему удалось отснять редкую для «Красноярских Столбов» росомаху, поющего марала, дружное семейство косолапых, заботливую маму рысь с потомством; доказать, что на одной территории могут уживаться сразу несколько медведей разных возрастов; обнаружить в пяти километрах от города популярный водоём, куда приходят косули, лисицы, маралы, медведи, соболь и прилетают разные птицы, в том числе краснокнижные. Благодаря работе Геннадия Васильевича, в заповеднике сейчас более ста тысяч снимков, с которыми постоянно работают зоологи и фенологи. Несмотря на почтенный возраст, он мог часами находиться на маршрутах, проворно взбираться в гору и активно двигаться по пересечённой местности.

Устанавливать фотоловушки на территории «Красноярских Столбов» стали с 2013 года. Для Геннадия Васильевича эта работа тогда начиналась как дополнительная нагрузка к его основным обязанностям (обход территории, предотвращение нарушений и незаконного нахождения на закрытой для посещения зоне, тушение пожаров, пропилка троп и так далее). Ему, как одному из самых опытных сотрудников, дали задание: установить фоторегистраторы и посмотреть, что получится. Как человек с достаточно консервативными взглядами, Геннадий Васильевич не сразу освоил новую технику. На тот момент в заповеднике не было какой-либо информации, литературы, подкованного специалиста или хотя бы человека, готового дать ответ на элементарные вопросы: куда ставить, на что крепить? Всё решалось методом проб и ошибок.

Новое дело настолько захватило увлечённого лесника, что постепенно все другие обязанности с него были сняты, Геннадий Васильевич стал заниматься только фотоловушками.

Благодаря многолетнему опыту и изучению животных по следам и помёту, он назубок знал все тайные тропы заповедных животных. Поэтому результат работы с фоторегистраторами был замечательный. Сначала радовались любой фотографии – чёрно-белой, нечёткой или совсем размазанной, со временем самые удачные снимки стали размещать в Интернете, отправлять на конкурсы.

Геннадий Васильевич всю жизнь прожил в тайге, великолепно знал следы, повадки, но все знания о животных черпал по отходам жизнедеятельности и редким встречам с осторожными таёжными обитателями. И вдруг – такой широкий спектр возможностей! Просто повесить фотоловушку на тропинку и ждать, что будет – так, вероятно, сделал бы любой другой сотрудник, но не Геннадий Васильевич. Перед установкой фотоловушки полянка «зачищалась». Убирались мешающие съёмке ветки, высокая трава, кустарники. Дело в том, что раскачивающиеся ветки создавали движение, на которое реагировала фотоловушка, то есть работала вхолостую. Геннадий Васильевич всегда был в поиске баланса естественности, охраны природы и красивого кадра. За время работы фотографий накопилось около сотни тысяч – точно даже подсчитать сложно.

С накоплением информации сотрудники научного отдела начали «захлёбываться» в этом объёме. Только не Геннадий Васильевич! В моменты отдыха он просматривал множество кадров (до 40 тысяч с каждой флешки, а их с одного похода снималось минимум 5-6 штук!), записывал дату, чтобы потом отобрать самые красивые кадры, сохранить в архивы, отдать зоологу для дальнейшей работы, отделу экологического просвещения.

Он соединял в своей работе увлекательный вид фотографии, спорт, исследование природы, искусство. Не в последнюю очередь здесь нужен талант режиссера, причем задолго до прихода «актёров»: заранее выставляется свет, прикидывается, где именно будут находиться животные. Допустим, если фотоловушка ставится на тропу с маркировочным деревом, то нужно делать поправку на то, что медведь становится на задние лапы. Если это не предусмотреть, на видео у животного будет «обрезана» голова. Таких нюансов очень много, и всё предусмотреть бывает непросто.

Есть люди, обладающие нюхом на золотые месторождения. Есть умеющие добывать воду, копая колодцы в нужных местах. Геннадий Васильевич умел находить лучшие места для фотоловушек – там, где точно есть животные, причём самые разнообразные, от медведя до синички. Он обладал поистине терпением росомахи. Если фотоловушка работала не только на движение зверя, но и на тени ветвей или блики «неожиданно» разлившегося весной ручья, тогда Геннадий Квиткевич немедленно снимал регистратор и перемещал его в другое место. «Фотокапканы», установленные удачно, работали годами, – это колоссальный труд!

Но этого было мало. Геннадий Васильевич обладал даром прирождённого рассказчика. Вернувшись из тайги и расположившись за кружкой чая в управлении за просмотром кадров, он травил байки одну за другой. Активно работал не только с научным, но и с эколого-просветительским отделом. Охотно общался с журналистами, давая комментарии о поведении животных и их перемещении по территории.

Организовывались встречи, где Геннадий Васильевич рассказывал о наших медведях. Кадры с фотоловушек, тщательно отобранные им из массива в несколько десятков тысяч снимков, используются для изготовления полиграфической продукции: календарей, тетрадей, дневников, которые нацпарк выпускает каждый год. Дважды фотографии, сделанные на заповедной территории, занимали призовые места в национальном конкурсе фотоловушек, где коллегия жюри оценивала не только качество фотографий, но и эстетическую и научную ценность. Истории, рассказанные Геннадием Васильевичем, использовались для написания научных статей, подготовке презентаций для выступлений перед коллегами других особо охраняемых природных территорий, перед студентами, школьниками, гостями национального парка.

Защитник природы с железными нервами

Геннадий Васильевич всегда любил риск: купаться в могучем Енисее, в любую погоду ходить на природу, фотографировать медведей. Насчет страха отвечал: «А должен быть интерес, и если он больше боязни, тогда всё получится». Медведи порой не только объедали черемуху в 50 метрах от его завалинки, но и совершали променад прямо через его грядки. В таком случае, чтобы увидеть Топтыгина, Геннадию Васильевичу не нужно было даже спускаться с крыльца.

Вообще с косолапыми у него была особая «любовь». Люди по-разному реагируют на встречу с медведем: кого-то охватывает чувство беспомощности, кто-то впадает в ступор, кто-то в ужасе убегает, кто-то пытается кричать, отгоняя хищника голосом. При виде медведя, по очень меткому выражению, «ноги сами бежать хотят». Но на осуществление этого желания остаётся слишком мало времени. Одно известно точно: ни на солнце, ни на смерть, ни на медведя нельзя смотреть в упор. Геннадий Васильевич в таких ситуациях действовал очень хладнокровно. Мгновенно оценив ситуацию, он доставал фотоаппарат и начинал преспокойно фотографировать грозного хищника. Все такие встречи заносились в Летопись природы заповедника, многие ролики попали на экраны с пометкой «осторожно» и фразой «Данное видео снято лесником с многолетним стажем, который по обстановке, поведению, а также направлению ветра может спрогнозировать поведение медведя. Но такие съёмки – опасны для жизни!»

Из литературных источников мы знаем, что медведица, защищая медвежат, пойдёт до конца, её никто и ничто не остановит. Нападет на человека, отобьет малышей у медведя, превосходящего её размером, силой и мощью. Известен случай, когда медведица вполне ощутимо ударила по УАЗику, необдуманно ставшему между ней и ее медвежатами. Но благодаря Геннадию Васильевичу мы знаем, что бывают исключения. За его жизнь медведица дважды бросала медвежат и убегала в лес. На свою «мыльницу» лесник с золотыми руками и железными нервами сфотографировал одного из брошенных близнецов, укрывшегося от человека на дереве. Мать за малышом не вернулась, спрятавшись в чаще.

Все, что происходило в его жизни, проведённой в тайге – обмороженные пальцы, сорванная спина, головные боли, дважды перенесённый на ногах энцефалит, тросик, натянутый браконьерами на пути снегохода – казалось ему обыденным. Душа требовала праздника, и он наступал, когда командировка была окончена, баня вытоплена, и приходило время ехать в управление – писать отчёты, скидывать информацию с флешек, просматривать видеоролики и делать предварительные выводы о численности животных, весеннем приплоде, сезонных перемещениях, экологии.

Журналисты очень любили брать интервью у Геннадия Васильевича – харизматичная личность и отличный специалист. Однажды в разговоре с одним корреспондентом он сказал: «Всё, что я делал, было мне в удовольствие. Те же командировки, в зависимости от сезона, сам планирую и работаю от души. Тут никто не подгоняет, в этом и есть вся прелесть работы. Иной раз говорят про Бога. У вас-то он там, где-то. В городе его никогда не увидишь и не потрогаешь, а я под ним каждый день хожу. Природа для меня и есть Бог. Я ее защищаю, она – меня. Главное ведь – не вредить».

Его жизнь трагически оборвалась 14 ноября 2019 года из-за случайно упавшего аварийного дерева рядом с кордоном Калтат, где он проживал многие десятилетия. Всю жизнь Геннадий Квиткевич посвятил природоохранному делу, круглосуточно думая о своём служебном долге. Он защищал природу, и она забрала его к себе, возможно, спасая от предстоящих болезней и бед, которые в силу возраста постигают любого человека. Но память о Геннадии Васильевиче Квиткевиче, как о самом преданном и яром защитнике «Красноярских Столбов», продолжает жить.

Надежда Гончарова, Марина Щербакова, НП «Красноярские Столбы».

По всем вопросам вы можете звонить и писать в дирекцию нацпарка.
660006, Россия, Красноярск, ул. Карьерная, 26а